Горящая свеча таджикского кинематографа

В эти дни в Душанбе проходит международный кинофестиваль Дидор 2014. Молодой фестиваль впервые прошел в 2004 году и уже успел подрасти и окрепнуть. Вырос уровень организации события, что наглядно представлено значительно увеличившимся числом участников, особенно местных.

Фестиваль стал хорошим поводом поговорить о таджикском кино как таковом, о его истории. В том числе недавней. О падениях и успехах, о том, какова его судьба.

Один из тех, кто, наверное, знает все о таджикском кино — это Сафар Хакдодов, сценарист, актер. Кинематографист в самом широком понимании этого слова, а также председатель союза кинематографистов Таджикистана, директор кинофестиваля «Дидор». Помимо сказанного, Сафар является неустанным апологетом таджикского кинематографа, болеющим за свое дело и не устающем говорить о нуждах отрасли.

Сафар Хакдодов

Сафар дал NewEurasia.net интервью, в котором подчеркнул, что говоря о нынешнем состоянии таджикского кинематографа, нельзя не говорить о его прошлом:

Три врага Таджикского кино

Раньше киноиндустрия Таджикистана базировалась на киноиндустрии Советского Союза. В течение десяти лет после его распада происходило медленное «умирание» киноиндустрии почти всех стран теперь уже бывшего СССР. Перестали выпускать пленку, комплектующие материалы и многое другое. Но, главное, не стало единого центра, в первую очередь, связанного с кинопрокатом, который сейчас называется дистрибуцией, не стало и кинорынка, который обеспечивал одну шестую часть земли кино.

С тех пор, страны должны были создавать собственный кинорынок, а самодостаточность кинорынка заключается именно в присутствии зрителя, который приходит в кинотеатр, приобретая не только духовный продукт, но и материальный. Для производства кино важна самоокупаемость, важно возвращение затрат на производство фильма.

Вдобавок, к большому сожалению, в нашей стране произошла гражданская война, которая еще более усугубила нашу ситуацию. После гражданской войны было не до кино, все занимались восстановлением хозяйства страны.

Все это конечно сопровождалось большим техническим и технологическим, массмедийным мировым рывком. Обмен визуальной продукцией стал намного проще. Это стало еще одним сильнейшим конкурентом киноиндустрии, но, конечно, уже гораздо позже.Послевоенные годы

Все специалисты, связанные с киноиндустрией, остались невостребованными во время, а потом и после гражданской войны. Это были люди с многолетней профессиональной подготовкой, но они, в большинстве своем, были вынуждены покинуть страну. В основном уезжали в Россию, где тоже было сложно, приходилось приспосабливаться, будучи за границей.

Как пример можно привести Валерия Бакиевича Ахадова, замечательного режиссера, который, я думаю, был вынужден работать в театре, объединив часть студии Русского драматического театра имени Владимира Маяковского в Душанбе в студию «Полуостров», с последующим отъездом в Магнитогорск, где работал долгие годы, в качестве театрального режиссера. Долгое время он почти ничего не делал в кино. Были и другие — документалист Пулат Ахматов уехал в Москву, Бако Садыков в Узбекистан, Майрам Юсупова тоже уехала в Москву.

Кто-то уехал в Европу, например, режиссер и продюсер Бахтиер Бабаджанович Худойназаров, документалист Гульбахор Мирзоева уехала в Париж.

Но это известные лица. А представьте второй состав, всех тех профессиональных гримеров, технарей, которые так важны в производстве кино. Они тоже уехали.

Призрачная надежда конца 90-х

Некоторые государства после распада СССР, во время первого десятилетия, начали вкладывать деньги в восстановление своего кинематографа, и эпизодично наши мастера начали возвращаться к своему делу. Валерий Ахадов из Магнитогорска переехал в Москву, начал снимать кино, Бахтиер Худойнозаров приезжал к нам в Таджикистан снимал свои картины, например «Кош ба Кош» и «Лунный папа». Людей, так или иначе, тянуло обратно на родину. Вот только местная производственная база практически не работала. Те, кто приезжали сюда, они приезжали с операторами, с камерами и так далее. Их держала родная энергетика. Они пытались удержать связь.

Но уже где-то с 2005-го многие из них уже начали заниматься картинами иного характера. Те, кто работает в России, начали снимать российское кино про Россию — кино другое по стилю, это во многом уже европейское кино.

lunapapa

Обработка видео...

Отрывок из фильма «Лунный папа»

Успехи последних лет

В 2004 году у нас в Таджикистане был принят закон о кино и начали осуществляться какие-то шаги по поддержке таджикского кино со стороны государства.

Важно сказать о рывке, который, я думаю, мы все почувствовали с приходом кинорежиссера Носыра Саидова, в качестве директора Таджикфильма. Он убедил соответствующее руководство в необходимости закупок современных камер, на которые снимают во всем мире. Сейчас у Таджикфильма есть три-четыре камеры и другие компоненты кинопроизводства, такие как рельсы, тележка, свет, звук. Весь это минимум был приобретен буквально за один год.

Кинорынок, которого у нас нет

База понемногу создается, понемногу в «Таджикфильм» приходит молодежь и начинает снимать свои первые профессиональные картины по мировым стандартам. Но рынка все равно нет, нет инфраструктуры, например, современных кинотеатров. Кинопрокат и кинотеатры чрезвычайно важны. Все современное оборудование для съемок фильмов ничего не значит, если нет инфраструктуры, без этого не будет развития. Это закон рынка.

Сейчас важно поддерживать молодые кадры. Нужно, чтобы люди учились. Параллельно этому, многие молодые люди уже сейчас начали снимать кино. Они снимают, не имея какой-то профессиональной базы, но у них есть огромное желание. Они снимают с маленькими бюджетами, не соблюдая никаких правил мировых стандартов, на непрофессиональные видео-камеры.

Такие работы выпускались во множестве до 2010-го года. Эти работы выпускались прямо на рынок, но не кинорынок, а на рынок вещей, в буквальном смысле слова. Кинорынка как такового не было и нет.

Что нам делать? Назад в прошлый век?

Нам необходимо разрабатывать комплексную программу, где была бы взаимосвязь между производством и дистрибуцией фильмов. В производстве рывок вроде бы получился, у молодых появилась надежда, что они будут снимать кино, а вот продвижение продукции, можно сказать, на нуле.

Поэтому нынешних молодых кинематографистов я часто сравниваю с нашими дедами кинематографистами 20-х годов XX века, когда они сами ходили к зрителям, неся в одной руке коробку с фильмами, в другой кинопроектор, а на спине экран. Сейчас, практически, та же самая ситуация с молодыми таджикскими кинорежиссерами.

Это показывает, что мы сделали одни шаг вперед, но нас постоянно тянет назад, можно сказать в двадцатые годы.

Это базисная проблема, но моя позиция в том, что все это необходимо донести до соответствующих государственных и частных структур, которые занимаются кинематографом и кинопроизводством. Нам нужна стратегия развития, это очень сложная задача, но это надо делать и только тогда новый энтузиазм молодых не угаснет.

Кадры решают все

Еще один важнейший компонент, который нужно развивать — это подготовка кадров, создание школы, где преподаются теоретические и практические основы, которые преподаются опытными профессиональными людьми. Мы должны иметь или собственную киношколу, или должны отправлять людей учиться за границу. А для этого нужен диалог, для этого нужны связи в государственном масштабе.

Конечно, какую-то ступень мы можем дать на базе наших учебных заведений, на базе киностудии, но дальше мы должны дать молодым возможность для развития в международном масштабе.

Важно также приобщать молодых людей к тенденциям современного кино. Мы долгое время были оторваны от этого. Фестиваль «Дидор» отчасти стремится к этой цели. Вот у Кыргызстана есть отличные инициативы — фестивали, например, международный фестиваль «Кыргызстан — страна короткометражного кино», в Узбекистане есть фестиваль «Ижодий парвоз» («Творческий полет»), где они делают больший акцент на студенческие фильмы.

Хорошее кино

Я думаю, кино Таджикистана разделено на три направления, которые, так или иначе, находятся в мировом тренде. Одно направление — это стремящиеся к рынку, то есть это мелодрамы болливудского стиля, второе — это эстетизирующие кинематографисты, которые посредством художественных приемов хотят самовыразиться. И третье направление — это когда люди хотят выражать какие-то социальные аспекты.

В общем, есть молодые ребята, которые еще не совсем окрепли, но уже видят, что могут получать какой-то доход, они уходят в коммерческое кино. А другие занимаются так называемым авторским кино.

Я считаю, что хорошее кино — это кино, когда человеку небезразлична проблема, сюжет, которые автор или режиссер преподнесли. Девиз нашего фестиваля, например — «Гуманизм».

Звезды на небосклоне Таджикского кинематографа

Есть у нас надежды — это наши молодые кинорежиссеры. Например, на нашем фестивале представлена плеяда режиссеров от двадцати до сорока лет. Руми Шоазимов с базой учебы во ВГИКе, Диловар Султонов, с огромной практической базой работы у известного всему миру иранского кинорежиссера Мохсена Махмальбафа, (кстати, один из фильмов Диловара был отобран в раздел Generation немецкого кинематографического Берлинале).

Из девушек у нас есть Шарофат Арабова, у которой есть опыт индийского кино, научных работ. Носир Саидов, который является представителем более старшего поколения, работал вторым режиссером Валерия Ахадова, также работал с Бахтиером Худойназаровым, режиссер таких фильмов как «Учитель», «Зеркало без отражения».

Есть еще группа ребят, которые живут и работают в Согдийской области Таджикистана, из них можно привести в качестве примера Мухиддина Музаффари, который со своей группой недавно сняли эффектный коммерческий фильм, при поддержке местных спонсоров. Есть еще Мухаббат Саттори, снявшая уже свою четвертую полнометражную картину под названием «Вселенная для двоих». Вся эта поросль дает надежду.

Дает надежду и фестиваль «Дидор» главной задачей которого, я считаю сохранение горящей свечи кинематографа. Чтобы она не потухла, когда дует сильный ветер.

Материал подготовлен Ниссо Азизовой и Сергеем Чутковым.